Russian-Wife.com Русский

Три истории женщин, которые рассказывают о своих проблемах с фигурой

Знак женщины

проблемы с фигурой

У меня никогда не было бюстгальтеров с подкладками (такие нелепые!), а увеличение груди казалось мне делом не менее странным, чем, к примеру, увеличение объема бедер.

Я не отличаюсь пышными формами — еще чуть-чуть, и меня с моей едва приближающейся к размеру 3 грудью, назвали бы плоской. Но при этом грудь — предмет моей гордости. Даже в старших классах школы, когда рост груди является почти спортом, а ее размер — практически единственное качество, которое мальчики ценят в девушках, я была вполне довольна своей: маленькой, аккуратной и милой.

Конечно, я видела, как мальчики пускают слюнки над фотографиями щедро одаренных природой девушек в соответствующих журналах, и не раз задумывалась над тем, что бы было, если бы я напоминала глянцевых красавиц. Но я лишь размышляла, а не мечтала. Большая грудь просто оставалась чем-то, чего у меня не было. Ну, как пенис.

Поэтому, когда однажды я проснулась утром в возрасте 33 лет и увидела свою неожиданно выросшую гигантскую грудь, то была в шоке — будто у меня действительно внезапно появился половой член. Причина происходящего выяснилась, после того, как я прошла тест на беременность.

Я обрадовалась, узнав, что жду ребенка. Но я не планировала сменить профессию и стать беременной стриптизершей. Грудь продолжала расти: сначала мне потребовался бюстгальтер размера С, потом D. В моих девичьих маечках, грудь смотрелась очень нелепо. Она постоянно мне мешала, даже во время секса. У меня от нее болела спина. Но по-настоящему плохо стало, когда грудь перестала быть приподнятой. «Она выглядит отвратительно!» — говорила я, своему мужу вечером, освобождаясь от гигантского бюстгальтера для будущих мам.

Она тяжело опускалась на мой растущий живот, а муж смотрел на меня насмешливо и говорил: «Между прочим, именно это и есть большая грудь». Дело в том, что раньше я видела грудь размера D только в фильмах или стриптиз-клубах — иными словами, все они были ненастоящими. У имплантатов более округлая форма, они приподнимают грудь и имеют более чистые очертания. И именно они породили моду на сексуальную большую грудь.

В один прекрасный момент я осознала, что хотя моя грудь и была первого размера, но обладала преимуществом, которое не может дать, ни один пластический хирург: она была настоящая.

Большая (и в большинстве случаев искусственная) грудь, которую мы почти обожествляем, смотрится неприступной. Еще одно проявление нашего культурного страха перед интимом. Это секс, но в нескольких шагах от тела. Я начала понимать, что мое отвращение к большой груди — тоже проявление страха перед реальностью: ведь теперь я уже не дерзкая и бесшабашная девчонка, я собираюсь стать матерью.

Одна подруга как-то сказала мне: «Когда ты перестанешь кормить грудью, она сразу уменьшится в объеме, и будет напоминать пустые пластиковые пакеты!» Сейчас я пытаюсь ценить новую инкарнацию своих «полусфер» и считаю ее знаком того, что мое тело работает правильно—в соответствии с задуманным природой. Я стараюсь получать удовольствие от того эротизма, который воплощает в себе их «животная» естественность. Ведь, если задуматься, это не что иное, как физическое воплощение любви.

Иностранцы ищут жену - это можешь быть ты!

Регистрация Войти
иностранный жених Tomm
иностранный жених Seikola
иностранный жених George
иностранный жених Marek
иностранный жених Mustafa
иностранный жених Bahtiyar
иностранный жених Dimitrios
иностранный жених Sean
иностранный жених Sean
иностранный жених John
иностранный жених Jan
иностранный жених Jarosław

Цветы жизни

найди себя

Я вышла замуж в 35 лет и была так уверена в своей способности зачать ребенка, что мы с мужем решили подождать еще год, прежде чем заводить малыша: хотели сначала пожить для себя, немного развлечься. Однажды я даже приняла противозачаточную таблетку после того, как мы немного выпили и забыли об осторожности.

«Женские проблемы» любого сорта всегда вызывали у меня удивление.

У меня никогда не было нежелательной беременности, болезней, передаваемых половым путем, болей в низу живота, предменструального синдрома, болезненного набухания молочных желез — ничего вроде «пожалуйста, освободите Дашу от занятий физкультурой сегодня». Если говорить начистоту, я даже не верила, что подобные вещи реально существуют. Ведь быть или нет слабой и болезненной — всегда твой выбор. Только женщины невротического склада делают проблему из того, что так естественно.

Я всегда считала себя сильной женщиной. Тем, кто имел счастье родиться мужчиной, или богатым, или все сразу — этого не понять. С самого начала все, казалось, было против меня, поскольку я родилась в простой семье и научилась полагаться на чувство некоего перевернутого снобизма. Я посмеивалась над теми, у кого были обеспеченные родители и блат в институте. Они бы никогда не добились того, чего добилась я. Я сама поступила сначала на рабфак, потом на вечерний, при этом все время работала, стала директором крупной фирмы. Все время ставила перед собой карьерные цели, а рожать детей: что может быть естественнее?

Только после трех неудачных попыток забеременеть я осознала, что все далеко не так просто. У меня были выкидыши на ранних сроках, я проходила дорогие и болезненные процедуры лечения от бесплодия. Секс стал тяжкой обязанностью, и я умирала каждый раз, когда у меня начинались месячные. Я хлюпала носом, когда пила в баре с друзьями — у меня ведь не было причины не пить — и впитывала в себя их сочувствие, на которое сама раньше была очень скупа.

Когда новый эндокринолог (который согласился лечить меня, хотя первый доктор утверждал, что дальнейшее лечение бесполезно) назвал меня «бесплодной», я закричала так громко, что в кабинет вбежала медсестра. Как он смел? Я была расстроена, шокирована и оскорблена. А что еще оставалось после последней неудачной попытки искусственного оплодотворения, стоившей мне 5000 долларов?

Моему сыну сейчас пять (он достался мне почти семью месяцами постельного режима), а маленькой дочке (беременность прошла прекрасно) — два с половиной. Оба потрясающие, здоровые и суперумные.

Всегда готовы ответить на ваши вопросы: задать вопрос

Еще стройней

истории о фигуре

Водном американском ВУЗе, где мне случилось проучиться семестр, я наткнулась на стене спортивной раздевалки на анкету, в которой предлагалось ответить «да» или «нет» на утверждения типа «Я оцениваю свое тело по собственным стандартам красоты, принимая во внимание общественные стандарты» или «Я считаю себя толстой. Я ненавижу свое тело». С первым утверждением я согласилась, со вторым — нет.

И все-таки сам факт существования таких вопросников пугает меня. Ясно, что они апеллируют к расстроенному недоеданием рассудку, с маниакальным упорством оценивающему, соответствует ли тело идеалу — в этом случае, правда, получается, что идеалу психического здоровья. Однако они смутно напоминают мне о том времени, когда я бы ответила на этот вопрос: «Да, я ненавижу свое тело». Нет, я вовсе не испытывала отвращения к своему телу. Я просто хотела, чтобы оно было совсем другим.

Мне было 20 лет. Я весила 43 килограмма — почти на 9 килограммов меньше нормы для моего роста 1 м 65 см. Но в зеркале я все, же видела толстушку. Я не страдала анорексией в прямом смысле слова, но придерживалась строгой диеты (800 калорий в день), состоявшей главным образом из сваренных без скорлупы яиц и грейпфрутов. И если бы я продолжала в том же духе, то, возможно, перешла бы черту и пристрастилась к программе идеального голодания.

Но мне повезло. Меня спас здравый смысл — качество, в общем-то, мне не слишком свойственное. Передо мной по улице шли две девушки — со стройными бедрами, узкими плечами и длинными ногами. Они весело болтали, а я плелась позади, угрюмо думая: ах, если сбросить еще пару килограммов, я бы... Но меня вдруг осенило: я бы никогда не смогла так выглядеть, сколько, ни худей — потому что у меня другое строение тела! Я маленькая и «фигуристая», с довольно широкими плечами и бедрами, а не высокая, узкая и длинноногая... Я была изумлена простотой своей мысли!

Удивительно, но я начала привыкать к этой мысли. Прекратила безумное сидение на диетах. И оказалось, что от природы я довольно стройная. Даже при случавшихся иногда объеданиях я весила от 49 до 51 килограмма. Некоторые молодые люди, с которыми я встречалась, говорили мне, что я лучше выглядела, когда весила 51 килограмм, и иногда им хотелось верить.

В 25 лет я поправилась до 54 килограммов и ничуть не расстроилась. Сейчас мне 29, я вешу 57 килограммов, и, хотя иногда мне хочется быть более стройной, я не собираюсь сидеть на диетах, чтобы этого достичь. Я совершенно стерла из памяти ту измученную голоданием, полную страхов 20-летнюю девушку, которая хотела быть тем, чем не могла стать по определению.

×